18:13 

Алэй Лан
Потихоньку перетаскиваю сюда тексты с ФБ) Этот, например - мой любимый. И ачивка за него у меня соответствующая:


Название: Safe
Автор: Алэй Лан
Бета: Kregy
Размер: 1088 слов
Пейринг/Персонажи: Ариабарт Титания, Жуслан Титания, ОП
Категория: джен
Жанр: дарк, драма
Рейтинг: G
Предупреждения: АУ-постканон, смерть персонажа
Краткое содержание: Ариабарта Титания спасли. Почти.

— Ты в безопасности, — первое, что Ариабарт услышал от Жуслана, когда пришел в себя.

Память вернулась сразу, без изъятий: подписание договора, рукопожатие, выстрел. А он ведь был уверен, что на этот раз точно конец, но нет — снова больничная койка и, похоже, надолго. Да и одной койкой не ограничилось, судя по писку аппаратуры вокруг и трубке в горле.

— Ты в безопасности, — сказал ему Жуслан, и первое, что Ариабарт подумал, глядя на него: брат выглядит очень уставшим.

Мгновением позже пришло осознание: не просто уставшим — этот Жуслан выглядит старше того себя, что помнил Ариабарт, лет на десять.

— Восемь, — ответил Жуслан на не высказанный из-за трубки вопрос, — с момента покушения прошло восемь лет, тебя успели поместить в стазис-поле. Ущерб был слишком велик, твое состояние не позволяло вывести тебя из стазиса достаточно надолго, чтобы ты мог придти в себя. Врачи не были уверены, что ты очнешься, я — не сомневался.

Жуслан улыбнулся, и улыбка странным образом еще больше обозначила его возраст. Ариабарт, конечно, слышал про стазис-поле, его изобрели за несколько десятков лет до его рождения, но массовому распространению мешала невероятная дороговизна как самих генераторов поля, так и поддерживающих их работу компонентов. Восемь лет непрерывного стазиса обошлись бы в безумную сумму, осознал Ариабарт, даже учитывая, что его личное понятие «безумной суммы» в немалой степени отличалось от общепринятого. На эти деньги можно было построить и содержать небольшой флот.

Восемь лет в стазисе означали, что Жуслану сейчас почти сорок, а самому Ариабарту — по-прежнему двадцать восемь. И теперь уж никто не перепутает, какой из князей старше.

— Уверен, тебе хочется знать, что произошло в твое… отсутствие. У нас немного времени, так что буду краток.

Ариабарт вопросительно поднял брови, и Жуслан в который раз понял его без слов.

— Тебя необходимо вернуть в стазис через три минуты. Твое восстановление еще не завершено. Есть проблемы… — Жуслан на мгновение отвел глаза, — решение которых требует времени. Его у нас предостаточно, главное, что ты в безопасности. Теперь к новостям…

Ариабарт не особенно удивился, узнав, что Жуслан стал Безземельным Лордом, что он в одиночку справился и с Идрисом, и с Аджиманом. Рассказать в подробностях, как именно, уже не получалось. Если бы не трубка Ариабарт спросил бы, что стало с тем мальчишкой, но, может, и к лучшему, что этот вопрос остался незаданным.

— Мы скоро увидимся, — сказал ему Жуслан, — я так рад…

Писк сменился звуком предупреждающей сирены, и Жуслан, не окончив фразу, отступил в сторону и исчез из виду. Радужный всплеск перед глазами сменился темнотой.

* * *

Когда он очнулся в следующий раз, в волосах Жуслана было еще больше седины, сильнее обозначились складки у рта.

— Пять лет, — сказал он прежде, чем Ариабарт осознал, что трубки в горле больше нет.

— На этот раз мне позволят вернуться в мир живых? — собственный голос показался незнакомым, но фраза далась практически без усилий, Ариабарт принял это за добрый знак и улыбнулся. Улыбка, впрочем, увяла, едва он увидел выражение лица Жуслана.

— Снова стазис? Тринадцать лет прошло, и все еще…

— Мы едва не потеряли тебя два года назад, я больше не допущу никакого риска…

— Сколько ты думаешь, это займет?

— Никто не может сказать. Два года назад мы были уверены, мне давали гарантии, но ты едва не погиб.

— Сколько у меня времени сейчас?

— Пять минут.

Ариабарт помолчал, собираясь с мыслями. Его выдернули из жизни на тринадцать лет, и это еще не конец. Кем он будет, когда действительно выйдет из стазиса? Живым музейным экспонатом? Никаких шансов, что он вернется в политику: слишком многое изменится, уже изменилось за это время. Исчезающе мало шансов на возвращение во флот: ему придется начинать с самого начала, весь его опыт, все его знания окажутся… устаревшими.

— Что с остальными? — спросил он наконец. — Лидия, Балами, Франсия, Эдна? Что с моими людьми? Где мы вообще, в Ураниборге?

— Ураниборг разрушен, большую часть населения удалось эвакуировать.

«Большую часть». Значит, погибли тысячи. Ариабарт не испытывал особой теплоты к самой станции, но до чего же странно было осознавать, что ее больше нет.

— Как? Идрис?

— Решение принял я. Мы были ограничены в ресурсах и времени. Идрис не верил, что я пойду на такое.

— Я тоже.

— Лидии двадцать три. Она замужем за Балами, Балами стал князем, — в другое время Ариабарт непременно отпустил бы шутку по этому поводу, но сейчас резкая смена темы вызвала лишь досаду. — Нашему с Франсией сыну исполнилось пять, — улыбка у Жуслана вышла откровенно вымученной, и это с его-то умением держать лицо в любых обстоятельствах.

— Поздравляю, как его зовут? — прозвучало просто до отвращения фальшиво.

— Ариабарт, — на этот раз улыбка далась Жуслану легче.

Глаза закрылись сами собой.

— Ариабарт? — испуганно спросил Жуслан, но ответить ему не получилось.

На этот раз не было ни радужного всплеска, ни уверений в скорой встрече.

* * *

— Я хочу, чтобы меня вывели из стазиса, — сказал Ариабарт старику с глазами Жуслана в свое шестое пробуждение. Со дня покушения прошло сорок лет.

— Нужно подождать еще немного…

— Нет, — отрезал Ариабарт, — я не хочу больше ждать. Если за сорок лет не нашлось решения, значит, его нет. Я не хочу больше быть Ариабартом Шрёдингера, давай уже посмотрим правде в глаза и определимся. Я готов, и я имею право…

— Нет у тебя такого права. Не после всего, что я сделал, чтобы ты жил, — выкрикнул Жуслан, и его согнуло в приступе кашля.

Ариабарт дождался, пока тот переведет дыхание, чувствуя каждую утекающую сквозь пальцы секунду.

— Я не просил тебя. И я не живу.

— Ты будешь жить. Когда тебя восстановят, ты сам все решишь. Для тебя будут открыты все дороги, я позаботился об этом. Тебе всего двадцать восемь.

Да он же разговаривает со мной, как с ребенком, подумал Ариабарт.

— Не хочешь сам лечь в стазис и подождать лет сорок? Может, изобретут лекарство от старости.

— Я бы хотел, — Жуслан с лицом старика прикрыл глаза, — уснуть и проснуться в день, когда тебя смогут восстановить. Мне было бы все равно, сколько времени прошло, насколько изменился мир. Но я не могу себе это позволить.

— Прости, — губы едва шевельнулись, время подходило к концу, и он должен был успеть. — Прости, но я все равно…

Он не успел, а может, радуга в этот раз опустилась чуть раньше.

* * *

Человек, которого он увидел, проснувшись, был так похож на Жуслана, что на мгновение Ариабарт почти поверил, что тот все-таки нашел лекарство от старости.

— Меня зовут Ариабарт Титания, — и Ариабарт внутренне вздрогнул от звука своего имени и холода осознания той единственной причины, по которой он сейчас видел перед собой сына Жуслана, а не его самого.

— Когда?

— Простите, что именно?

— Когда скончался ваш отец?

— Два года назад.

— Мои соболезнования.

— И мои — вам.

— Я думаю, теперь этот… дорогостоящий проект исчерпал себя. Вы это хотите сообщить мне, князь Ариабарт?

Почти Жуслан, совсем не Жуслан побледнел.

— Нет, что вы. Отец оставил строжайшие указания на этот счет, и я не собираюсь нарушать их, чего бы это ни стоило. Вы в безопасности, лорд Ариабарт. В абсолютной безопасности…

@темы: Tytania

URL
   

Тигриные сказки. У ночного водопоя.

главная